Твой лучший информационный источник о MBand

Russian boyband MBand

Russian boyband MBand

Добро пожаловать на самый первый и лучший информационный ресурс о российском бойз-бэнде MBand! Здесь мы будем информировать вас самыми последними новостями, эксклюзивными фотографиями и многим другим. Не забывайте посещать нас ежедневно, чтобы узнать как можно больше о MBand.

АРТЁМ ПИНДЮРА

о своей хип-хоп карьере до проекта «Хочу к Меладзе»
— Я был известен в узких кругах, а хотелось все-таки выйти на более широкий уровень.
И я все-таки хотел развиваться как много-гранный артист. Хип-хоп — это неотъемлемая часть моей жизни, моего стиля, моего миро¬воззрения. Но мне хотелось и петь, поэтому я пошел в группу. Плюс в группе я себя очень комфортно чувствую, потому что там, где у меня, допустим, нет возможности спеть, это делают ребята — и продукт выходит очень крутой.

о проекте «Хочу к Меладзе»
— Честно говоря, я в эти проекты не верил. Потому что, если посмотреть на результаты других шоу, пока шел проект — люди были известны, заканчивался проект — они уходили в никуда. А вот в «Хочу к Меладзе» была реальная возможность работать с продюсером, причем, на мой взгляд, самым крутым в СНГ. Там просто было к чему стремиться, только поэтому — «Хочу к Меладзе».

о жизни на проекте
Первые два тура мы приезжали туда только на один день. Второй тур были там два дня, ночевали прямо в павильоне и улетали обратно домой. А начиная с третьего тура и дальше, мы уже жили в загородном доме. Нам снимали комплекс, и мы жили по четыре человека в номере. И каждую неделю кто-то вылетал и уезжал. То есть мы собирали чемоданы, ехали на выступление, с чемоданами приезжали в съемочный павильон, снимали, и тот, кто вылетал, ехал домой прямо оттуда. После эфира — а это был вечер, уже, можно сказать, ночь, — люди ехали на вокзал, в аэропорт и уезжали.

о критике судей
— Я ни на кого зла не держу. С моей точки зрения, все их комментарии были довольно объективными и адекватными. Внимательнее всех я слушал Меладзе, потому что он умеет сказать четко и по делу. Он умеет так говорить, подмечает просто все мелочи, я не знаю, как ему это удается, но вот его я слушал больше всех. Но вообще, много к кому прислушивался. Например, к Серёге Лазареву, потому что все его советы действительно толковые.

о сравнениях с One Direction
— В принципе мы абсолютно спокойно к этому относимся. Во-первых, One Direction — крутая группа, поэтому, если нас с ними сравнивают, это уже неплохо. Но мне кажется, мы совершенно другой формат. Похожи, может быть, но отличаемся.

АНАТОЛИЙ ЦОЙ

о своей культовой фамилии
— Часто спрашивают, не родственник ли я… Некоторые имеют в виду Аниту Цой, некоторые — самого Виктора Цоя. Ни с первой, ни со вторым не имею никаких родственных связей, к сожалению. Но уважаю и Аниту Цой, и Виктора Цоя. Виктор Цой — это вообще герой, которого все помнят и любят.
Но я хочу, наверное, все же запомниться каким-то отдельным лицом, отдельным Цоем, о котором будут говорить: вот, был Анатолий Цой, который тоже запомнился чем-то своим, особенным.

об участии в других проектах
— Я участвовал в проекте Superstar.kz — это аналог American Idol. Там я стал финалистом. Через три года пошел на «Х-фактор», там тоже стал финалистом. Помимо этого, у меня было очень много международных конкурсов, я участвовал во Всемирных Дельфийских играх и взял бронзу. Но вот как-то шоу-бизнес все обходил меня стороной. Тогда я решился на серьезный шаг и переехал в Москву. Полгода здесь скитался по продюсерским центрам, искал какие-то выходы, проходил всякие прослушивания, кастинги, пробовался и в кино, и на ведущего, и на виджея. В общем, много что попробовал. И получилось так, что сразу стартовало три проекта: «Артист», «Голос» и «Хочу к Меладзе». Подал три заявки, прошел во все три конкурса, они шли практически одновременно, я разрывался, не знал, на каком остановиться, но нужно было делать выбор. Я выбрал «Хочу к Меладзе». На этом проекте ты получаешь самый лучший бонус, какой можно получить за победу, — продюсера. Причем не просто продюсера, а, по моему мнению, самого лучшего продюсера. И, наверное, это сыграло главную роль.

о критике судей
— Не знаю, на протяжении всего проекта мне ни разу ни один из членов жюри не сказал ни одного плохого слова. То есть были какие-то наставления, какие-то советы, но никакой обиды я ни разу не испытал. И это было безумно приятно, потому что я боялся, что наступит момент, когда скажут: «Вот, молодец, а сегодня ты что-то… прям подвел». Все всегда ждали чего-то от меня, и я не мог подвести, из концерта в концерт старался как-то расти и делать все намного качественнее.

о трудностях жизни на проекте
— Все проходило не в тех условиях, в которых мы привыкли жить. Вот сейчас, уже пройдя этот конкурс, мы понимаем, к чему нас готовили и почему так происходило. То есть нам не давали спать, и сейчас мы понимаем почему. Были люди, которые сдавались морально и физически не выдерживали. Нас морили голодом сутки. Нам не давали ни пить, ни есть. Просто забрали всю еду, всю воду, заперли всех в комнате, и сутки мы ходили, смотрели друг на друга и сходили с ума. Мы в буквальном смысле выживали как могли. Кто-то плакал, кто-то сам уходил с проекта, и такое бывало — потому что довольно-таки плотный график, мы гастролируем и бывают моменты, когда мы не успеваем поесть и поспать. Вот на последних гастролях мы не спали трое суток и первый раз ощутили, как это сложно. Сейчас нам предстоит большой гастрольный тур по Белоруссии — это 12 дней и 12 концертов, пока это очень волнительно. Очень страшно, и не хочется сломаться, я сильно переживаю и за ребят, и за себя, чтобы никто не сдался, потому что это будет очень сложно.

НИКИТА КИОССЕ

о том, как попал на проект
— Ну, я на самом деле узнал про этот кастинг совершенно случайно, и поначалу мне вся эта идея показалась бредовой. Знаете, меня просто сопровождали мысли о том, что
это все проходит через «теорию рукопожатий», через каких-то знакомых. А на самом деле оказалось совсем по-другому. Не знаю, что будет дольше, но на данный момент я очень доволен тем, что со мной
происходит. Не то что доволен – я думаю, что мне каждый бы позавидовал. Потому что то, что со мной сейчас происходит, — это сказка, в прямом смысле слова.

о критике судей
— Я грамотно и спокойно реагирую на адекватную, конструктивную и аргументированную критику. Если понимаю, что я тут напортачил, что нужно как-то по-другому, то соглашусь, конечно же. Если что-то из ряда вон выходящее, то я, конечно же, выскажу свою позицию, но мама меня так воспитывала, что лучше лишний раз промолчать — не будешь выглядеть дураком.

о неудачных песнях
— Были такие случаи, когда нам приходилось петь песни, которые нам не нравятся. Один раз у нас получилось надавить, точнее — у нашего наставника Сергея Лазарева получилось убедить режиссера в том, что эта песня не очень хорошая. А если выхода нет и тебе приходится петь песню, которая не нравится, приходится с этим мириться и выходить на сцену с улыбкой, как будто бы ничего нет. Просто нет других вариантов.

об излишнем внимании
— Девушки атакуют. И, скажу честно, наш адрес спалили, благополучно спалили мой телефон. Я уже не знаю, как с этим бороться… Вообще, очень трудно, потому что тебе уделяют много внимания и иногда, конечно, очень хочется побыть одному. Но моя работа — это то, к чему я стремился, это то, чем я грезил все детство. Я много лет говорил: «Мама, я хочу быть артистом, и никем больше». Ну, собственно, я стал артистом, и что мне жаловаться? Мечта сбылась.

о том, в чем секрет успеха
— Я недавно прочитал очень крутую цитату о том, что ты обречен на провал, если пытаешься понравиться всем. Нужно быть самим собой и не пытаться понравиться всем.

о сравнении с One Direction
— Ну теперь их четверо, сравнение пойдет еще больше. Нет, ребята очень талантливые, крутые, у нас, собственно, нет ничего схожего, кроме того, что мы веселые молодые парни, поем на сцене. У нас очень разные музыкальные стили и немного разная аудитория.

ВЛАД РАММ

о том, как попал на проект
— Я вообще всегда был противником того, чтобы участвовать в подобных проектах, не видел в них перспективы. Для чего? Просто попасть в телевизор на какой- то период времени и все? Мне это не нравилось. С проектом «Хочу к Меладзе» получилась такая история: я ехал как-то за рулем и услышал по радио, что Константин набирает мальчиковую группу. Приехал домой, зашел на сайт, там что-то надо было заполнить, снять видео и отправить.
Я все это сделал, отправил и в принципе никаких особых надежд не питал. Мне позвонили через несколько дней, пригласили в Москву на предкастинг. Я приехал, меня послушали и сказали приехать на съемки.

почему «Хочу к Меладзе»?
— Я посмотрел проект «Хочу в ВИАГру», увидел, что у этого проекта есть цель, понимаете?
То есть, если ты победил, у тебя контракт с самым крутым продюсером. У меня в машине всегда были диски Валерия Меладзе — с детства его слушаю. Поэтому для меня было честью поучаствовать в таком проекте и просто вообще спеть Константину, чтобы он высказал свое профессиональное мнение.

о критике судей
— С одной стороны, кому нравится, когда его ругают? Но кто я такой, чтобы спорить? Члены жюри — это состоявшиеся артисты, суперпрофессионалы. Поэтому я внимательно слушал все, что они говорили, и старался что-то менять в себе, а не спорить с ними.

о хоккее и театре
— Вообще я десять лет занимался хоккеем, кандидат в мастера спорта. Параллельно учился в музыкальной школе, пел.
В пятнадцать лет я уехал из родного Кемерова в Москву, поступил в Театральный колледж Олега Табакова, проучился том полтора года. Потом понял, что театральная сцена — это совсем не мое и я мечтаю немного о другой сцене. Мне хотелось сниматься в кино, и до сих пор хочется. И у меня есть заветная мечта — сняться в какой-нибудь очень хорошей картине, когда я созрею и буду готов.

о реакции близких
— Когда я бросил театральный колледж, мои близкие родственники поставили на мне «небольшой крестик». Они сказали: «Ну, Владик, везет одному на миллион. Ты — мужчина, спускайся с небес на землю, у тебя должна быть нормальная профессия». И только мой папа, который вообще-то очень далек от творчества, всегда говорил, что если ты чего-то хочешь, то должен этого добиваться. Я всегда к нему прислушивался, папа — мой самый лучший друг, который вообще может быть.

творчество или работа?
— Это не работа для меня. Для меня это каждодневная сказка. Я нисколько не напрягаюсь… Точнее, напрягаюсь, но понимаю, ради чего. И занимаюсь своим любимым делом, живу и радуюсь каждому дню и могу назвать себя абсолютно счастливым человеком. Конечно же, как у всех, бывают какие-то черные полосы, но, когда выхожу на сцену, я об этом негативе забываю. Вот даже сейчас я сижу с вами, разговариваю — можно посчитать, что это работа: да, я прилетел из Киева, не спал уже трое суток, но нисколько не чувствую какой-то усталости, мне это по кайфу. Завтра мы улетаем, какие-то гастроли, концерты, самолеты, поезда — все круто.